Риски можно просчитать заранее

    15 июня Федеральная таможенная служба провела вебинар на тему «Признаки заявления недостоверных сведений в отношении таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию ЕАЭС».

    15 июня Федеральная таможенная служба провела вебинар на тему «Признаки заявления недостоверных сведений в отношении таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию ЕАЭС».

    Вебинар провел Антон Дышко, начальник отдела методологии контроля таможенной стоимости Главного управления «Центр мониторинга и оперативного контроля» ФТС России. Вначале он напомнил, что контроль таможенной стоимости заключается в правильности выбора декларантом метода определения таможенной стоимости, ее структуры и документального подтверждения заявленных сведений. При декларировании таможенный орган проводит контроль таможенной стоимости товара и в случае выявления признаков заявления недостоверных сведений о таможенной стоимости осуществляет действия в соответствии со статьей 325 Таможенного кодекса ЕАЭС «Проверка таможенных, иных документов и (или) сведений, начатая до выпуска товаров». Признаки недостоверности заявленных сведений в отношении таможенной стоимости определены решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 27.03.2018 № 42 «Об особенностях проведения таможенного контроля таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Евразийского экономического союза». Перечень таких признаков содержится в пункте 5. К ним относятся расхождение сведений содержащихся в одном документе, сведениям, содержащимся в том же документе, в иных документах, в информационных системах госорганов (организаций), на определенных интернет-сайтах (пп. а); более низкая цена ввозимых товаров по сравнению с ценой идентичных или однородных товаров при сопоставимых условиях ввоза (пп. б); более низкая цена ввозимых товаров по сравнению с ценой идентичных или однородных товаров, определенной в соответствии с информацией о биржевых котировках, биржевых индексах, ценах аукционов, из ценовых каталогов (пп. в); более низкая цена ввозимых товаров по сравнению с ценой компонентов (в том числе сырьевых), из которых произведены ввозимые товары (пп. г); наличие взаимосвязи продавца и покупателя ввозимых товаров в сочетании с более низкой ценой ввозимых товаров по сравнению с ценой идентичных или однородных товаров, продажа и покупка которых осуществлялись независимыми продавцом и покупателем (пп. д); наличие оснований полагать, что структура таможенной стоимости ввозимых товаров не соблюдена, например, к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, не добавлены либо добавлены не в полном объеме лицензионные платежи, расходы на перевозку (транспортировку) ввозимых товаров, расходы на страхование и т.п. (пп. е). 

    При выявлении данных признаков таможенные органы запрашивают дополнительные документы, подтверждающие заявленную таможенную стоимость, – в первую очередь документы, подтверждающие совершение внешнеторговой сделки, в которых определены существенные условия сделки, цена, предмет контракта, оплата ввозимых товаров. В случае предоплаты декларант обязан предоставить документы, подтверждающие факт оплаты поставляемых товаров. Спикер подчеркнул, что главным критерием для подтверждения факта оплаты является возможность отнесения платежа к конкретным товарам конкретной поставки. По его словам, на практике часто в представленных документах содержится ссылка на внешнеторговый контракт, но он рамочный, то есть в нем отсутствуют полные сведения о ввозимых товарах, сообщается лишь, что цена, ассортимент, условия и сроки оплаты определяются в инвойсах продавца, при этом в платежных документах отсылок на инвойсы, спецификации нет. «В подобных случаях соотнести данный платежный документ с оплатой оцениваемого товара не представляется возможным и такой документ не может рассматриваться в качестве подтверждения оплаты поставляемых товаров», – подчеркнул Антон Дышко.

    При декларировании товаров взаимосвязанными лицами сам факт наличия взаимосвязи не является признаком заявления недостоверных сведений о таможенной стоимости, но наличие обстоятельств, говорящих об отклонении стоимости декларируемых товаров от стоимости идентичных/однородных товаров, может указывать на влияние взаимосвязи на цену товара и как следствие величину таможенной стоимости. Докладчик отметил, что декларант обязан указывать в декларации таможенной стоимости наличие взаимосвязи между продавцом и покупателем и проставить в графе 7 ДТС проверочные величины, подтверждающие отсутствие влияния взаимосвязи на стоимость сделки. Однако декларант не всегда может их предоставить, поскольку такие компании, как правило, ввозят товары только в адрес взаимосвязанного лица, а продажа иным лицам не осуществляется. Также он может не иметь информации об однородных взаимозаменяемых товарах ввиду коммерческой тайны. Но таможенные органы такой информацией располагают в силу своих полномочий, и если выявляют отклонение заявленной стоимости оцениваемых товаров от таможенной стоимости однородных товаров, что указывает на возможное заявление недостоверных сведений, метод 1 неприменим.  В этом случае декларанту следует представить документы, раскрывающие ценообразование данных товаров. Спикер акцентировал внимание на том, что при наличии взаимосвязи применяется особый порядок контроля таможенной стоимости – бремя доказывания отсутствия влияния взаимосвязи лежит на декларанте: в соответствии с п. 5 ст. 39 ТК ЕАЭС декларант обязан подтвердить, что фактически уплаченная или подлежащая уплате цена за ввозимый товар была установлена в отсутствие влияния на нее взаимосвязи сторон сделки, в том числе посредством раскрытия информации о ценообразовании. Аналогичные положения содержатся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 № 49 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике в связи с вступлением в силу Таможенного кодекса Евразийского экономического союза» (п. 20). Когда проверочные величины у декларанта отсутствуют, проверка отсутствия влияния взаимосвязи на ценообразование осуществляется в соответствии с разделом IV правил, утвержденных решением Коллегии ЕЭК от 20.12.2012 № 283 «О применении метода определения таможенной стоимости товаров по стоимости сделки с ввозимыми товарами (метод 1)». По мнению докладчика, в рамках дополнительной проверки декларанту вполне по силам собрать такие документы – между взаимосвязанными лицами нет никаких коммерческих тайн, так что продавец может предоставить данную информацию своему контрагенту. При наличии посредников вне таможенной территории Союза, которые осуществляют определенные операции в отношении товаров, связанные с их продажей и ввозом в РФ, должна быть раскрыта вся цепочка движения товаров, включая переход прав владения/пользования/распоряжения товарами, и добавленная стоимость на каждом этапе перехода этих прав, поскольку все лица, участвующие в такой цепочке, исходя из экономического смысла должны покрывать свои издержки, извлекать определенную прибыль, то есть добавленная стоимость должна быть разумная и обоснованная. «Если декларант такие документы представит, отсутствие влияния взаимосвязи на цену сделки подтверждается, и заявленная таможенная стоимость принимается таможенным органом по первому методу при отсутствии иных обстоятельств, препятствующих его применению», – подвел итог сказанному Антон Дышко.

    При этом он подчеркнул, что помимо взаимосвязи есть еще ряд ограничений к применению метода 1, в том числе могут быть выявлены признаки недостоверности в структуре таможенной стоимости. Так, на практике часто возникают вопросы в связи с распределением суммы расходов по транспортировке товаров до и после прибытия товаров на таможенную территорию ЕАЭС. Например, расстояние от места отправления до места прибытия кратно больше, чем расстояние транспортировки товаров по таможенной территории Союза до места назначения, а расходы распределены не пропорционально километражу. Или наоборот расходы распределены пропорционально километражу, но при мультимодальных перевозках, когда в отношении товаров до места прибытия осуществляются операции по перегрузке, то есть имеются дополнительные расходы. В этом случае расходы не могут быть распределены пропорционально километражу транспортировки товаров до места прибытия, сумма должна быть больше. Докладчик рекомендовал во избежание проблем представлять таможенному органу договор на перевозку/транспортировку (если он до декларирования не был размещен в архиве электронных документов) и счет на оплату с подтверждением операций с товарами и расходов на эти операции (например, транспортировка морским видом транспорта, потом автомобильным, операции в порту по выгрузке погрузке). Если в организации перевозки товаров участвует экспедитор, он может выставить декларанту счет на оплату своих услуг с разбивкой на расходы до и после прибытия, соответственно декларант заявляет только часть расходов до места прибытия. Позиция ФТС России по этому вопросу, поддержанная решениями судов, состоит в том, что маржа экспедитора не подлежит распределению по территориальному признаку: она включается в полном объеме в расходы, связанные с транспортировкой/перевозкой товаров до места прибытия на таможенную территорию Союза. 

    Еще одна часто встречающаяся ошибка декларантов – представление рамочных контрактов, которые не содержат сведения о цене сделки, есть только отсылки на инвойсы. По словам спикера, получается, что покупатель готов оплатить любые товары, которые продавец отправит, выставив счет. Однако в п. 1 ст. 39 ТК ЕАЭС говорится, что «таможенной стоимостью ввозимых товаров является стоимость сделки с ними». Соответственно, для применения метода 1 нужен документ, отражающий внешнеторговую сделку, то есть договор – соглашение двух сторон. А инвойс – счет на оплату, который не подписывается покупателем, это односторонний документ. Притом в нем мало информации – только краткое описание товара и цена. Но по ст. 38 (пп. 10, 11) ТК ЕАЭС «таможенная стоимость товаров и сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации». «Поэтому, чтобы при декларировании не доводить дело до дополнительной проверки, рекомендуем представлять таможенным органам документы, содержащие полные сведения о декларируемых товарах, где и предмет контракта определен, и есть подтверждение того, что это волеизъявление двух сторон по сделке, – сказал Антон Дышко. – Если документы правильно оформлены, содержат полные сведения, а также представлены документы, не имеющие прямого отношения к сделке, но связанные с ввозом товаров (экспортные декларации, иные документы, применяемые в практике взаимодействия хозяйствующих субъектов), можно рассчитывать, что у таможенного органа вопросов по подтверждению таможенной стоимости не возникнет и будет принято решение о выпуске». Завершая свой доклад, спикер отметил, что у декларантов часто возникают вопросы по лицензионным платежам, но останавливаться на этом аспекте не стал, поскольку это отдельная большая и сложная тема. Он адресовал участников ВЭД к рекомендациям Коллегии Евразийской экономической комиссии (рекомендации Коллегии ЕЭК от 15.11.2016 № 20 «О Положении о добавлении лицензионных и иных подобных платежей за использование объектов интеллектуальной собственности к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары» и от 28.08.2018 № 15 «О внесении изменений в Положение о добавлении лицензионных и иных подобных платежей за использование объектов интеллектуальной собственности к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары. – прим. ред.). В данных рекомендациях приведены примеры, в каких случаях роялти включаются в таможенную стоимость, в каких не включаются. Также можно руководствоваться разъяснениями Минфина, которые размещены в справочных правовых системах «Консультант плюс» и «Гарант». 

    В заключение Антон Дышко ответил на вопросы участников вебинара. Один из слушателей поинтересовался, можно ли разбивать страховую премию до границы и после границы для включения в таможенную стоимость? Спикер ответил, что страховая премия не подлежит разделению по территориальному признаку: наступление рисков может быть как до, так и после прибытия на таможенную территорию Союза, и если такие риски наступят до прибытия, то страховая сумма, определенная в договоре, должна быть возмещена, поэтому она подлежит включению в таможенную стоимость в полном объеме. Он добавил, что в системах «Консультант плюс» и «Гарант» есть разъяснения Минфина и ФТС России на этот счет. Следующий участник вебинара просил разъяснить ситуацию, когда получатель является взаимосвязанной компанией с отправителем: если в поставке 1000 товаров, достаточно ли указать в графе 7 проверочную величину только на один самый дорогой товар как подтверждение отсутствия влияния взаимосвязи на цену? «Определяется таможенная стоимость каждого товара и по разным методам. При большом ассортименте на часть товаров взаимосвязь может влиять, на часть – не влиять, – пояснил Антон Дышко. – Поэтому проверочные величины при их наличии нужно указывать в отношении каждого товара». Остальные вопросы, поступившие онлайн, касались одной темы – курса валют при определении таможенной стоимости: как включать в таможенную стоимость транспортные услуги, если счет выставлен в инвалюте, а оплата была в рублях до подачи ДТ; как включать расходы по перевозке, если счет в валюте, счет-фактура и акт в рублях, и т.п.? По словам докладчика, в последний год возникли сложности с этим, казалось бы, простым вопросом, что связано с разными позициями ЕЭК и Минфина. По мнению ЕЭК, независимо от того, состоялся акт оплаты расходов на транспортировку, страховку до прибытия товаров на таможенную территорию Союза, то есть до декларирования, либо не состоялся, для целей определения таможенной стоимости всегда нужно проставлять сумму в валюте, указанной в счете, переведенную на дату регистрации ДТ. Минфин же в мае текущего года в ответ на обращение участника ВЭД высказал иную позицию: если факт оплаты состоялся, нужно указывать сумму фактически понесенных расходов, то есть уже в рублях, и курс для перерасчета нет необходимости использовать. Таким образом, пока дилемма окончательно не разрешена. «Мы данный вопрос проработаем с ЕЭК и Минфином, а также выясним мнение других государств Союза, и результат будет доведен до всех заинтересованных лиц, информацию разместим на сайте ФТС», – пообещал Антон Дышко. 

    Хартия добросовестных участников ВЭД

    © 2022 Ассоциация
    «Некоммерческое партнерство Профессиональных
    таможенных операторов»