V ВСЕРОССИЙСКИЙ ФОРУМ УПОЛНОМОЧЕННЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОПЕРАТОРОВ

    Первые итоги работы нового кодекса

    Первые итоги работы нового кодекса

    В Москве прошла конференция «Жизнь по новому Таможенному кодексу», организованная агентством «Событие» при участии Ассоциации «Некоммерческое партнерство Профессиональных таможенных операторов».


    Первая сессия мероприятия была посвящена анализу наиболее важных новаций Таможенного кодекса Евразийского экономического союза. Представители ЕЭК и бизнес-сообщества, участвовавшие в разработке нового кодекса, делились первыми впечатлениями о достижениях и неудачах этой работы. Предваряя дискуссию, модератор сессии Леонид Лозбенко, председатель Общественного совета при ФТС России, отметил: «Ни один документ не является ״застывшей глыбой״, законодательство меняется сообразно изменяющейся ситуации в экономике. За 100 дней работы по новому таможенному законодательству бизнес накопил определенный опыт, и мы ведем мониторинг, по результатам которого будем вносить предложения в Евразийскую экономическую комиссию о подготовке изменений в Таможенный кодекс ЕАЭС». 

    Открыл обсуждение Мукай Кадыркулов, член Коллегии (министр) по таможенному сотрудничеству Евразийской экономической комиссии. Он напомнил, что ТК ЕАЭС готовился в течение трех лет, но этот срок вполне оправдан с учетом событий, происходивших в рамках евразийской интеграции. Мукай Кадыркулов сообщил о возобновлении встреч рабочей группы по совершенствованию таможенного законодательства и посетовал на отсутствие активности со стороны бизнеса по участию в ней, даже пошутив, что ЕЭК придется принять какой-нибудь жесткий акт, чтобы вернуть предпринимателей на площадку Комиссии.

    В ответ на это замечание следующий докладчик – Михаил Антипов, директор по сопровождению экспортных проектов Российского экспортного центра, назвал объективные причины невысокого интереса бизнес-сообщества к дальнейшему изменению норм Таможенного кодекса. Среди них главная состоит в том, что таможенное регулирование стало более комфортным и подавляющая часть проблем у участников ВЭД, включая компании малого и среднего бизнеса, сегодня возникает не в сфере, которую регулирует Таможенный кодекс, а в смежных областях (технического регулирования, экспортного контроля и т.п.). Поэтому сейчас нужно заниматься улучшением регулирования, связанного с перемещением товаров через границу, в комплексе, считает Михаил Антипов. Сам же Таможенный кодекс ЕАЭС он оценил как успех.

    С этим мнением категорически не согласен Виталий Сурвилло, вице-президент «Деловой России», руководитель рабочей группы Агентства стратегических инициатив по мониторингу дорожной карты «Совершенствование таможенного администрирования», который полагает, что с вступлением в силу ТК ЕАЭС кардинального улучшения ситуации для бизнеса не произошло. «100 дней работы по новому законодательству показали, что мы вроде бы и совершили прыжок вперед, но отставание регулирования от потребностей рынка не сократилось, а наоборот увеличилось, – подчеркнул Виталий Сурвилло. – Так ли уж велики преимущества Таможенного кодекса ЕАЭС? В большинстве случаев это лишь слова: заявлена цифровизация, но представление бумажных документов все равно часто требуется, заявлена автоматизация таможенных операций, однако авторегистрация ДТ и автовыпуск товаров только возможны, а не обязательны». По его мнению, ни один существенный вопрос из поставленных бизнесом так и не решен: не удалось перенести уплату таможенных платежей на этап после выпуска товаров, не удалось отказаться от представления обеспечения и т.д. Та же картина на национальном уровне – работа над новым законом о таможенном регулировании свелась к обсуждению непринципиальных, технических вопросов. «По сути новый закон представляет собой многостраничную инструкцию или набор регламентов. Концепция таможенного администрирования не меняется, более того, поскольку оно латается по частям, возникают все новые проблемы, – отметил Виталий Сурвилло. – Мы не успеваем за развитием торговли. Надо менять сам подход к контролю, осуществлять его адекватными методами».

    В свою очередь Павел Исаев, ответственный секретарь Комитета РСПП по интеграции, таможенно-тарифному регулированию и ВТО, попытался примирить позиции предыдущих спикеров, выразив уверенность, что истина, как всегда, лежит где-то посередине. Он поддержал мнение Михаила Антипова о необходимости выходить на комплексное управление границей, что является междисциплинарным явлением, поэтому основные проблемы возникают на стыке интересов разных государственных органов и разных секторов бизнеса. Что же касается неполной на сегодня реализации преимуществ нового кодекса, то одна из причин заключается в отсутствии как национального закона о таможенном регулировании, так и ряда других нормативных актов: помимо 53 решений ЕЭК и нового ФЗ должны быть изданы еще 354 документа, напомнил Павел Исаев.

    Впрочем, со стороны наднационального регулятора работа по изданию решений, необходимых для внедрения в практику норм ТК ЕАЭС, идет полным ходом, о чем участников конференции подробно проинформировал Дмитрий Некрасов, директор Департамента таможенного законодательства и правоприменительной практики Евразийской экономической комиссии. «В прошлом году мы приняли около 40 первоочередных актов, часть из которых вступила в силу одновременно с ТК ЕАЭС, часть начнет действовать через несколько месяцев, после доработки программных средств таможенных органов, – пояснил Дмитрий Некрасов. – В этом году ЕЭК сформировала три перечня.

    В первый вошли документы, позволяющие практически использовать заложенные в кодексе преимущества, во второй – акты, обеспечивающие технические аспекты для реализации решений первого перечня, в третий включены все наиболее объемные документы, требующие переработки, поскольку они написаны под старые технологии (инструкции, классификаторы и т.п.)». Первый перечень решений Комиссией должен быть обязательно принят в этом году, второй – по возможности также в течение текущего года, что касается третьего перечня, включенные в него документы будут обновляться в течение 2019-2020 годов (по признанию Дмитрия Некрасова, сегодня у ЕЭК на это просто не хватит сил).

    Вторая сессия мероприятия началась с выступления Галины Баландиной, руководителя Центра поддержки ВЭД, которая продолжила тему оценки нового кодекса с точки зрения его достоинств и недостатков. Среди новаций, приятных для бизнеса, она выделила возможность таможенного представителя выступать поручителем и финансовым гарантом для своих клиентов, а также издание ЕЭК и Федеральной таможенной службой подробных методических рекомендаций для участников ВЭД, разъясняющих, где и как изменился порядок перемещения товаров через границу с вступлением в силу нового кодекса.

    Интерес аудитории вызвало также сообщение Галины Баландиной о правовом казусе, на который почему-то до сих пор никто из не обращал внимания, хотя он возник еще в конце прошлого года в результате принятия поправок в Налоговый кодекс РФ (Федеральный закон от 28 декабря 2017 года № 436-ФЗ). В соответствии с этими поправками Федеральный закон от 27 ноября 2010 года № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» дополнен статьей 322.1, которая гласит: «1. Со дня вступления в силу Договора о Таможенном кодексе Евразийского экономического союза, подписанного в городе Москве 11 апреля 2017 года, законодательные и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, регулирующие правоотношения в области таможенного дела, применяются в части, не противоречащей Договору о Таможенном кодексе Евразийского экономического союза, подписанному в городе Москве 11 апреля 2017 года (далее в настоящей статье - Договор). 2. В случае если законодательные и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, регулирующие правоотношения в области таможенного дела, не соответствуют положениям Договора, соответствующие правоотношения регулируются нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области таможенного дела». Таким органом в настоящее время является Министерство финансов РФ, следовательно, получилось, что нормативные акты Минфина ставятся выше даже законов РФ, а это нарушает иерархический строй правового регулирования не только нашей страны, но и Евразийского экономического союза.

    На последнее обстоятельство обратила особое внимание Татьяна Нешатаева, судья Суда ЕАЭС, отметившая, что Минфин России не имеет права своими актами регулировать нормы вышестоящих правовых документов. Она выразила удивление, почему до сих пор никто не обратился в Суд ЕАЭС по этому поводу. Впрочем, по ее мнению, произошла вообще удивительная вещь: бизнес активно обращался в Суд Союза три года, а теперь обращаются только государства ЕАЭС, а предприниматели – нет. Но, как выяснилось в ходе возникшей дискуссии, здесь также присутствует некий казус.

    Оказывается, проблема отнюдь не в пассивности бизнеса – просто российских предпринимателей уверили в том, что с 2015 года (когда Суд ЕврАзЭС был преобразован в Суд ЕАЭС) напрямую обращаться в это наднациональное ведомство имеют право только государственные органы, а бизнесмены могут делать это лишь через посредство Министерства юстиции РФ, которое упорно отказывает в этом отечественным участникам ВЭД, отвечая на все их запросы стандартной формулировкой: «считаем нецелесообразным...».

    Четыре крупнейших бизнес-объединения (РСПП, ТПП России, «Деловая Россия» и «Опора России») уже два года пытаются добиться, чтобы им было предоставлено право прямого обращения в Суд ЕАЭС (как это сделано, например, в Казахстане, где такими полномочиями наделена в том числе Национальная палата предпринимателей «Атамекен»), но пока безрезультатно, хотя Александр Шохин несколько раз обращался с этой просьбой даже к Президенту РФ.

    Однако на самом деле, как разъяснила Татьяна Нешатаева, предприниматели такое право имеют, только не на уровне бизнес-объединений, а как обладающие статусом хозяйствующего субъекта, – это предусмотрено Статутом Суда Евразийского экономического союза (приложение № 2 к Договору о ЕАЭС). Существенными условиями для обращения хозяйствующего субъекта в Суд ЕАЭС, по словам Татьяны Нешатаевой, являются только два: нужно доказать, что заявитель, во-первых, давно работает в этой сфере, во-вторых, что акт, в отношении которого он обращается, нарушает его права и законные интересы (статья 9 Регламента Суда ЕАЭС, утв. Решением Высшего Евразийского экономического совета от 23.12.2014 № 101). И еще одна особенность – вначале хозяйствующий субъект должен пройти обязательную досудебную процедуру обращения в Евразийскую экономическую комиссию (п. 43, 44 Статуса Суда ЕАЭС). Как это сделать, напомнил присутствующим Александр Наумов, начальник отдела организации мониторинга и судебно-правовой работы Правового департамента ЕЭК.

    Не менее интересными в практическом плане стали и другие темы, затронутые на конференции. Об изменениях в сфере таможенных платежей на союзном и национальном уровне подробно рассказали Елена Бричева, начальник отдела таможенных платежей, таможенной стоимости и страны происхождения Департамента таможенного законодательства и правоприменительной практики ЕЭК, и Юлия Богданова, заместитель начальника отдела администрирования обеспечения таможенных платежей ФТС России. Василий Солопов, начальник отдела классификации товаров Департамента таможенного законодательства и правоприменительной практики ЕЭК, раскрыл механизмы и принципы, какими Комиссия добивается обеспечения единообразия при классификации товаров в ЕАЭС. Новации в области цифровизации таможенных операций представили заместитель начальника Главного управления информационных технологий ФТС России Владимир Скиба, президент группы компаний «Центр информационных технологий», эксперт СЕФАКТ ООН Руслан Сиваков, заместитель начальника отдела таможенных информационных технологий Департамента таможенной инфраструктуры ЕЭК Алексей Гавричев и директор по взаимодействию с органами государственной власти АО «Объединенная транспортно-логистическая компания - Евразийский железнодорожный альянс» Лариса Коршунова.

    Последняя сессия мероприятия, модератором которой выступила Ольга Олигер, эксперт Ассоциации «Некоммерческое партнерство Профессиональных таможенных операторов», была посвящена актуальной теме развития института уполномоченного экономического оператора (УЭО).

    Вадим Козаев, начальник отдела анализа рисков и постконтроля Департамента таможенного законодательства и правоприменительной практики ЕЭК, представил обзор новаций, которые получили уполномоченные экономические операторы после вступления в силу ТК ЕАЭС, главным из которых является введение трех типов свидетельства УЭО. «Каждый тип свидетельства предполагает различный объем упрощений и разные условия их получения, – пояснил Вадим Козаев. – Первый тип является наиболее простым и приближенным к ранее действовавшей практике: он содержит упрощения, связанные со скоростью совершения таможенных операций (первоочередной порядок, упрощения при транзите, выпуск товаров до подачи ДТ и т.д.).

    Вероятно, он наиболее интересен таможенным представителям, перевозчикам. Второй тип свидетельства дает возможность пользоваться упрощениями в части проведения контроля, здесь к претенденту больше требований, в том числе связанных с наличием собственных площадей. Третий тип свидетельства аккумулирует в себе все упрощения и представляет наиболее статусный уровень УЭО. И получить его сразу невозможно – необходимо иметь стаж не менее двух лет». Отдельно спикер остановился на совершенно новом преимуществе УЭО – финансовой устойчивости компании.

    Для лиц, претендующих на получение свидетельства второго и третьего типа, исключается необходимость предоставления обеспечения, доказательством их платежеспособности является финансовая устойчивость, то есть компания должна иметь надлежащие финансовые показатели, включая основные средства, чистые активы, уставной капитал. Порядок определения финансовой устойчивости юридического лица, претендующего на включение в реестр УЭО, утвержден решением Совета ЕЭК от 15.09.2017 № 65.

    Точку зрения бизнеса по этой теме представил Дмитрий Майоров, сопредседатель оргкомитета Форума уполномоченных экономических операторов, член рабочей группы ЕЭК по развитию института УЭО. Он подробно остановился на практических аспектах деятельности операторов, озвучив первые итоги применения специальных упрощений для УЭО по новому кодексу и, соответственно, новые проблемы.

    Из текущих недоработок докладчик отметил невозможность объединять несколько обязательств о выпуске до подачи в одну декларацию на товары, усложнение процедуры завершения доставки в постоянную зону таможенного контроля УЭО в случаях, когда не требуется временное хранение таких товаров, а также приостановление таможенными органами деятельности УЭО даже за незначительные нарушения только по факту начала расследования.

    В ближайшей перспективе, по словам Дмитрия Майорова, неприятностей у операторов еще прибавится, а именно грядет ужесточение требований к оборудованию постоянной зоны таможенного контроля УЭО, кроме того, таможня требует удаленного доступа к системе учета УЭО, не говоря уже об усложнении применения упрощений, связанных с площадками УЭО, после перевода таможенного оформления в ЦЭДы (сейчас один таможенный пост контролирует площадку УЭО и товары на ней и проводит документальное оформление, а в будущем для этого будет задействован пост фактического контроля и ЦЭД).

    Также действующие операторы ожидают резкого увеличения количества приостановлений в связи с расширением перечня статей КоАП в проекте нового закона о таможенном регулировании в РФ, являющихся основанием для приостановления деятельности УЭО, увеличением количества статей, субъектом ответственности по которым является декларант, а не таможенный представитель, и нечеткими формулировками в этих нормах, допускающими неоднозначные толкования.

    В завершение обсуждения участники констатировали необходимость дальнейшего совершенствования норм ТК ЕАЭС, относящихся к регулированию института УЭО, тем самым еще раз подтвердив тезис, озвученный Леонид Лозбенко в начале конференции, о том, что ни один законодательный акт не должен быть «застывшей глыбой».

    Мероприятия в 2017 году

     

       

    © 2018 Ассоциация «Некоммерческое партнерство
    Профессиональных таможенных операторов»